Secondary menu

Смерть от финансов

forex-project-syndicate-23022014.gif

Только сейчас «голубые фишки» развивающихся рынков начали приходить в себя. Удар, который приняли на себя валюты этих стран после начала ужесточения монетарной политики ФРС - это только начало; складывается ощущение, что глубокие проблемы таятся повсюду. Аргентина и Венесуэла израсходовали запасы «уловок» нетрадиционной политики. Бразилия и Индия нуждаются в новых моделях роста. Турция и Таиланд погрязли в политических кризисах, являющихся следствием давно тлевших внутренних конфликтов. В Африке нарастает обеспокоенность отсутствием структурных изменений и индустриализации. А в Китае ребром стоит главный вопрос: мягкая или жесткая посадка ожидает экономику в результате спада? Это не первый случай, когда развивающиеся страны серьезно страдают от внезапных перемен настроений на мировых финансовых рынках. Удивительно то, что это оказалось для нас неожиданностью. Всем нам и в частности экономистам давно следовало уяснить несколько фундаментальных уроков.

Во-первых, то, что мы видели на развивающихся рынках, не что иное, как «шумиха». По понятным причинам экономические чудеса происходят крайне редко. Исключение составляют государства, осуществляющие массовую интервенцию, направленную на реструктуризацию и диверсификацию экономики, и при этом избегающие получения статуса коррупционного механизма. Подобного рода власти были в Китае и (во время экономического расцвета) Южной Корее, Тайване, Японии, а также в нескольких других странах; однако их стремительная индустриализация ускользнула от Латинской Америки, Ближнего Востока, Африки и Южной Азии.

Вместо этого в течение двух последних десятилетий рост развивающихся рынков был основан на случайном (и временном) наборе внешних обстоятельств: высокие цены на сырье, низкие процентные ставки, и на первый взгляд бесконечный поток иностранного финансирования. Безусловно, свою лепту вносили и улучшение макроэкономической политики, и власти в целом, однако это факторы выступали в роли движущей силы роста, а не его «катализатора».Во-вторых, финансовая глобализация зашла слишком далеко. Открытость к потокам капитала предполагала стимулирование внутренних инвестиций и снижение волатильности на макроэкономическом фронте. Однако в итоге эта схема привела к противоположным результатам.

Нам всем давно известно, что портфельные и краткосрочные притоки капитала способствуют возникновению бумов потребления и раздуванию пузырей на рынке недвижимости с катастрофическими последствиями, когда происходит неизбежный упадок настроений рынка и истощение источников финансирования. Властям, вдоволь насладившимся «аттракционом» в стиле «американских горок», не следует удивляться обвалу, который в итоге обязательно произойдет. В-третьих, плавающие валютные курсы представляют собой искаженный амортизатор. В теории определяемая рынком стоимость валюты должна ограждать внутреннюю экономику от превратностей международного финансирования за счет роста в случае притока капитала и падения в случае его оттока. На самом же деле лишь немногим экономикам под силу безболезненное применение соответствующей регулировки курсов валют.

Резкая переоценка валюты наносит серьезный ущерб международной конкурентоспособности той или иной страны. А стремительное снижение курса в свете потенциальных последствий для инфляции – настоящий ночной кошмар Центробанков. Плавающий валютный курс может смягчить проблемы регулирования курсов, но не решить их. В-четвертых, вера в международную координацию экономической политики просто неуместна. Фискальная и монетарная политика Америки, к примеру, всегда в первую очередь будет руководствоваться внутренними соображениями (если также не во вторую и не третью). А европейские страны едва могут позаботиться о своих собственных общих интересах, не говоря уже о мировых. Со стороны властей развивающихся стран наивно полагать, что крупнейшие финансовые центры станут корректировать свою политику в соответствии с экономическими условиями в других государствах.

По большей части это даже неплохо. Огромные ежемесячные покупки долгосрочных активов со стороны Федрезерва – так называемое «количественное смягчение» - оказали благоприятное воздействие на мировую экономику в целом посредством стимулирования спроса и роста экономической активности в США. Без программы QE, которую ФРС в настоящий момент постепенно сокращает, мировая торговля приняла бы на себя гораздо более серьезный удар. Аналогичным образом выгоды получат остальные страны мира, когда европейцы смогут направить свою политику в правильное русло и поддержать рост своих экономик.

Все остальное – в руках властей развивающихся стран. Им следует устоять перед соблазном злоупотребления внешним финансированием при его дешевизне и изобилии. В самый разгар процветания иностранного капиталовложения стагнирующие уровни инвестиций частного сектора в ходовые товары представляют собой достаточно мощный сигнал об опасности: попытки «мифотворчества» властей не должны преобладать над действительностью. Перед чиновниками стоит простой выбор: поддерживать строгий контроль над потоками капитала, либо подготовиться к инвестированию крупной части ресурсов в самострахование, накапливая валютные резервы.

Более глубокая проблема таится в избыточной «финансиализации» мировой экономики, которая происходит с 1990-х гг. Возникшие в результате политические дилеммы – возрастание неравенства, усиление волатильности, уменьшение возможностей для управления реальной экономикой – будут озадачивать политиков в течение ближайших десятилетий. Истина заключается в том, что властям следует винить только самих себя за безрассудное и поспешное участие в этой «дикой гонке». Настало время подумать над тем, как создать более здоровый баланс между финансами и реальной экономикой на мировом уровне.

Дэни Родрик
Подготовлено Forexpf.ru по материалам Project Syndicate

Популярное содержимое


Main menu


feed_item | by Dr. Radut