Secondary menu

Сумеют ли крупнейшие центральные банки поставить мировую экономику на рельсы

forex-reuters-21082014.gif

Почему мировая экономика настолько слаба, и что можно сделать, чтобы ускорить ее рост? Через шесть лет после практически полного коллапса мировой финансовой системы и более пяти лет стремительного бычьего рынка в истории, политики, инвесторы и бизнесмены по-прежнему не могут найти ответ на этот сакраментальный вопрос. На прошлой неделе Европа и Япония опубликовали очередную порцию печальных новостей - эти два региона остаются слабым звеном в мировой экономике со времен коллапса Lehman Brothers, несмотря на то, что финансовый кризис зародился в Соединенных Штатах.

Но даже в США, Великобритании и Китае, где экономика, казалось бы, набирала обороты в начале годы, в последнее время тоже не радуют нас своей статистикой - слабые розничные продажи в Штатах, практически полное отсутствие роста заработных плат в Великобритании и крупнейшее падение объемов кредитования в Китае за весь период с 2009 года говорят о том, что процесс восстановления замедляется. Стэнли Фишер, новый вице-президент Федрезерва, выступая 11 августа, сокрушался по поводу состояния экономики: "Из года в год, начиная с середины года мы вынуждены объяснять, почему показатели мирового роста ниже, чем ожидалось еще два квартала назад. ... такая череда разочарований и переоценок показателей в худшую сторону определяет главную и первоочередную задачу политиков сейчас и в будущем: восстановление темпов роста, по возможности".

Главный посыл Фишера заключается в том, что центральные банки и правительства должны приложить еще больше усилий, чем за последние пять лет, чтобы поддержать экономический рост - эту идею поддержал и Марк Карни, глава Банка Англии, выступая на пресс-конференции после публикации отчета по инфляции. Подобное единодушие отнюдь не удивляет. Карни был студентом Фишера в Массачусеттском институте технологий в 1970-х - более того, Марио Драги, глава Европейского центрального банка также Марио Драги также из числа его учеников. Учитывая влияние Фишера на мировоззрение других представителей центральных банков, а также его беспрецедентное сочетание академического и практического опыта, можно без преувеличения назвать его одним из самых влиятельных экономистов современности. Когда президент США Барак Обама назначил его вице-президентом Федрезерва, многие считали, что он будет настроен более решительно, нежели Джанет Йеллен. Предполагалось, что он своим влиянием ослабит ее зацикленность на рабочих местах и росте, и сместит фокус на управление инфляцией.

Таким образом, инвесторам и бизнесменам стоит прислушаться к тому, что сказал Фишер и, в частности, к его призыву сделать ставку на монетарную политику, ориентированную на стимулирование роста - другие чиновники Центробанков уже движутся в этом направлении. Карни ясно дал понять свой настрой, когда удивил финансовые рынки, не проявив ни малейшего беспокойства по поводу инфляции или финансовых пузырей. Напротив, он подчеркнул, что политика процентных ставок Банка Англии ориентирована на "сохранение стимулов" дольше, чем предполагается. К великому разочарованию валютных трейдеров, покупавших фунт в расчете на то, что Банк Англии первым среди ключевых регуляторов повысить учетную ставку - возможно уже в этом году. Даже в Европейском центральном банке, где сама мысль об использовании монетарной политики для стимулирования роста некогда считалась страшной крамолой, неожиданно заговорили о нетрадиционных мерах.

Драги в своих последних комментариях недвусмысленно пообещал, что ЕЦБ будет держать ставку на уровне, близком к нулю, дольше, чем Федрезерв, а также намекнул на то, что слабый евро во многом будет способствовать реализации стимулирующей политики. Более того, даже Ангела Меркель и Бундесбанк воздержались от привычной критики в отношении ультра-легкой политики - возможно, потому что они заняты санкционной войной с Россией и эскалацией конфликта на Украине. Но что это за нотка сомнения в конце цитаты Фишера? Он сказал, что главная задача - восстановить рост, по возможности. Многие экономисты полагают, что политики больше ничего не могут сделать, чтобы стимулировать рост или занятость - эту точку зрения разделяют многие промышленники, финансисты и политики. Совершенно очевидно, что Фишер, равно как и другие чиновники Центробанков, не относится к числу этих скептиков.

Конечно, комментарии официальных лиц всегда сопровождаются условными оборотами, посыл Фишера совершенно очевиден: Восстановить темпы роста к докризисным уровням - задача посильная - но только при условии реформирования экономической политики для решения трех ключевых проблем:

Во-первых, центральным банкам нужно позволить гибко подходить к своим инфляционным целям, таким образом, монетарную политику можно переориентировать на поддержание роста, сохранив при этом ценовую стабильность. На радость европейским странам-должникам, которые ведут неравный бой с Германией по поводу мандата ЕЦБ на борьбу исключительно с инфляцией, Фишер утверждает, что "на практике, даже в странах, где Центробанки офицально ориентированы только на инфляцию, политики также стремятся к стабилизации реальной экономики".

Во-вторых, политикам следует научиться отличать слабый спрос, который носит временный характер от слабого роста на стороне предложения структурного характера. Этот вопрос уже не раз обсуждался в экономической прессе. В Соединенных Штатах Фишер связывает слабый спрос с ситуацией на рынке жилья, в Европе - с фискальной консолидацией, и предполагает, что эти проблемы нужно решать при помощи политических решений. Например, чтобы поддержать рынок жилья, нужно предотвратить резкий рост процентных ставок по ипотеке, как это было в середине 2013 года. Европе нужно первым делом разобраться со своим еврокризисом. В контексте фискальной политики нужно просто перестать повышать налоги или сокращать государственные расходы.

Фишер также отмечает, что некоторые препятствия для роста экономики на стороне предложения кажутся структурными - например, сокращение доли участия в рабочей силе, низкие инвестиции и производительность - могут быть обусловлены временным снижением спроса, а не перманентными изменениями в технологии или человеческой природе. Ключевая задача монетарной политики - гарантировать, что временное снижение спроса на перерастет в постоянное сокращение предложения через негативное влияние на работоспособность, демотивацию инвесторов и давление на производительность. "Циклический спад может перерасти в структурный", - уверен Фишер - "однако можно предотвратить или остановить спад до того, как он перерастет в хронический и начнет требовать бесконечной монетарной экспансии".

В отношении доводов об устойчивом снижении производительности, связанном с замедлением технологического прогресса, Фишер сухо заявляет: "Не стоит недооценивать гений человеческой мысли". Возможно, также не стоит недооценивать гений финансовой мысли чиновников из Центробанков - особенно теперь, когда они намерены во что бы то ни стало ускорить рост.

Анатоль Калецкий
Подготовлено Forexpf.ru по материалам агентства Reuters

Популярное содержимое


Main menu


feed_item | by Dr. Radut