Secondary menu

Что скрывают улыбки?

forex-economist.gif

Ангела Меркель и Николя Саркози проделали большой путь, который начался в октябре прошлого года от морского берега в Дювилле. На той встрече они смогли прийти к компромиссу, подарили рынкам надежду на решение европейского кризиса суверенного долга. Эта сделка подразумевала более строгий контроль над бюджетами и экономическими политиками стран, а также быстрое латание дыр в Европейских договорах. Многие думали, что изменение договоров - это уже лишнее, но ради Меркель согласились. Звучит знакомо? Просто сейчас, спустя год, "Меркози" - такое название получил этот французско-немецкий дуэт - снова пытаются внедрить более жесткий контроль над бюджетами и провести очередную ревизию договоров. На саммите в Париже они объявили о том, что они "обеспечат" Еврозоне строгие правила, чтобы гарантировать, что кризис больше не повторится.

Если им не удастся добиться принятия предложенных изменений на уровне Европейского Союза, всеми 27 странами, они готовы к заключению новых, отдельных договоров только на уровне Еврозоны. Британия может оказаться в изоляции, а вместе с ней и другие девять стран, не входящие в зону евро.

Идея внесения поправок в договоры не стала популярнее со времен Дювилля, в том числе и среди стран Еврозоны. Но на саммите, который прошел на этой неделе в Брюсселе, возможно, им пришлось, хоть и без энтузиазма, согласиться на них, просто потому, что этого так страстно желает Меркель. Однако новые предложения в большинстве своем отменяют решения Дювилля, которые, по мнению многих, лишь усугубили кризис. Пришлось спасать Ирландию и Португалию; Греции понадобилась новая программа помощи; Зараза распространилась на Италию и Испанию; На смену премьер министрам Греции и Италии пришли технократы.

Год назад, в рамках сделки в Дювилле, Германия согласилась смягчить требование относительно автоматических санкций, применяемых к странам, которые нарушают установленные лимиты государственного долга и дефицитов. Франция настаивала на необходимости дать правительствам больше свободы (хотя затем, все-таки уступила под давлением Европарламента). В замен, Франция согласилась на частичное изменение договора, которое подразумевает трансформацию временного фонда помощи (Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF)) в постоянный механизм, известный нам как Европейский механизм обеспечения стабильности (ESM).

Предложение лишать наиболее злостных нарушителей права голоса было отвергнуто сразу. Но другое, подразумевающее "адекватное участие" частных кредиторов, выжило. Сначала предполагалось, что "стрижка" будет применяться лишь к новым долгам, выпущенным начиная с 2013 года, когда вступит в силу ESM. Но в этом году Еврозона дважды требовала от частных кредиторов взять на себя убытки по текущим долгам Греции.

Для многих критиков, в частности для уже бывшего председателя Европейского центрального банка, Жана-Клода Трише, участие частного сектора (на европейском жаргоне PSI), сильно напугало инвесторов и заставило усомниться в ценности долговых облигаций Европы. Франция и Германия не хотят признавать, что допустили ошибку в Дювилле. Но достаточно взглянуть на их последние договоренности, чтобы понять, что они передумали. Франция согласилась с требованиями немцев в большей степени автоматизировать процесс санкций; а Германия, в свою очередь, согласилась на смячение положений о реструктуризации долга на руках у частных кредиторов. Положения о PSI были включены в договор о создани ESM, который еще не ратифицирован.

По словам Меркель, текст договора должен ясно давать понять, что Еврозона будет действовать в соответствии с практикой МВФ, определяя платежеспособность страны и, соответственно, необходимость в реструктуризации долга. Это как бы говорит о том, что долги Еврозоны ничуть не рискованнее долгов других стран. Одна из причин такой уступки связана с тем, что Еврозона хочет ускорить процесс введения в действие ESM. В отличие от EFSF, котрый основан на национальных гарантиях, у ESM будет оплаченный капитал, что сделает его гораздо более эффективным в плане защиты от распространения кризиса. В условиях повышенной нервозности рынка положения о PSI не помогают облегчить ситуацию.

Отказавшись от большинства своих договоренностей, достигнутых в Дювилле, Меркель и Саркози заключили новые сделки. Германия в той или иной степени отказалась от требования передать страну, нарушающую фискальные правила, в Европейский суд. В рамках новой франко-германской договоренности, законные ограничения на правительства будут накладывать национальные суды при помощи золотых бюджетных правил, принятых всеми членами Еврозоны. Вместо того, чтобы изучать бюджеты отдельных стран, Европейский суд должен будет только рассматривать соответствие золотых правил европейским требованиям. Саркози отказался от борьбы за еврооблигации.

Французский президент пролил бальзам на уши Меркель, заявив: "Идея объединить ответственность за долги кажется весьма странной, поскольку в этом случае Франция и Германия должны были бы платить за других, не имея возможности контролировать их." Не ясно, можно ли как-то закрепить эту компромисную договоренность за пределами Европейских соглашений. Если не Еврокомиссия, то кто будет контролировать бюджеты? Но намерение вполне понятно: это предупреждение Британии, Полякам и другим аутсайдерам не поднимать много шума, чтобы не остаться в изоляции.

В любом случае, Саркози одержал еще одну победу в своей борьбе за более узкий, эксклюзивный круг стран в составе Еврозоны. Он добился соглашения Меркель на ежемесячные заседания 17 стран. Еще пару месяцев назад речь шла о двух заседаниях в год, а не 12. Становится интересно.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Economist

Популярное содержимое


Main menu


feed_item | by Dr. Radut