Secondary menu

О том, куда ведет свобода

forex-market-29022012.gif

Принято считать, что в США самые глубокие, самые ликвидные и самые эффективные рынки капитала в мире. Американская финансовая система способствует эффективному размещению капитала, экономическому развитию и созданию новых рабочих мест. Многие десятилетия американские законодательные и регулирующие органы, а также финансовые компании поют эти и подобные песни. Даже в период финансового кризиса, разразившегося в 2008 году, они исключили из своих текстовых редакторов сотни фраз, которые ставят под сомнение так называемое правило Волкера (опасаясь, что банки лишатся возможности делать самостоятельные инвестиции). Обыкновенный читатель кивнет, и его взгляд заскользит дальне по тексту. Но сейчас начали появляться признаки того, что эти аксиомы ставят под сомнение.

До кризиса регулирующие органы уделяли внимание в первую очередь тому, как сносятся торговые барьеры и, в целом, приветствовали меры, которые делают рынки более конкурентными путем применения более быстрых и дешевых способов торговли финансовыми инструментами любого рода и свойства.

Теперь это уже не так. Напротив, сейчас многие ставят под сомнение аксиому, которая гласит: «чем выше эффективность рынка, тем лучше для общества». Если бы такая простота и эффективность еще не вели к рыночной нестабильности, и не служили интересам посредников, а не их клиентов.

Такие фразы как «песок в двигателе» и «крупицы в устрице», которые считались ругательными словами в безгрешные дни 2006 года, сейчас используются для того, чтобы оправдать регулирование и фискальные изменения, способные замедлить процесс торговли и сократить его объем.

Например, предложенный в Европейском Союзе налог на финансовые транзакции подразумевает широкомасштабную дань на сумму более 50 млрд. евро в год на приведение в порядок европейских финансов и спасение евро. Тот факт, что 60-70% таких сборов будут приходить из Лондона делает этот налог еще привлекательнее для его сторонников из континентальной Европы. Их оппоненты утверждают, используя лексику докризисных времен, что налог на финансовые транзакции (НФТ) снизит эффективность рынка и уведет торговлю в другие места. «И что с того?» - спрашивают сторонники: может быть, большая часть этих операций бесполезны с общественной точки зрения и нам лучше обойтись без них.

Правило Волкера (названное в честь бывшего Председателя Федеральной резервной системы Пола Волкера) было объектом аналогичных споров. Критики жаловались, что оно снизит ликвидность на жизненно важных рынках, например, на рынках негосударственных долговых обязательств США. Волкер, защищая свое детище, напомнил о простых временах для финансовой системы и отметил «чрезмерную ликвидность и склонность к спекуляциям на рынках ценных бумаг». Его мысль была ясна: его не беспокоило снижение объемов торговли.

На горизонте уже было гораздо больше проблем. По словам Энди Ходейна из Банка Англии, выполнившего глубокий анализ «мгновенного краха» 6 мая 2010 года, когда индекс Dow за 30 минут потерял 1 трлн. долларов своей рыночной стоимости, растущая капитализация рынка собственного капитала ассоциируется с финансовым развитием и экономическим ростом, но при этом она никак не связана с оборотом и ростом рынка.

За десять лет до начала кризиса американских финансовых рынков выросли в четыре раза. Выиграла ли от этого реальная экономика? Холдейн приводит шокирующую статистику: в 1945 году средний инвестор держал акции американских компаний в среднем четыре года. К 2000 году средний срок инвестиций упал до восьми месяцев; к 2008 году - до двух месяцев.

Просматривается некая взаимосвязь между таким стремительным падением среднего срока инвестиций и явлением так называемых «безхозных компаний», где у акционеров нет никакой мотивации требовать от руководства дисциплины и продуманных управленческих решений. В свою очередь, отсутствие отчетности способствовало головокружительному росту компенсационных пакетов для высшего руководящего звена, а в финансовых компаниях - смещению приоритетов с доходности инвестиций для акционеров на крупные выплаты инсайдерам.

Но Холдейн больше всего обеспокоен стабильностью рынков, в частности, угрозой, связанной с высокочастотной торговлей (ВЧТ). Он отмечает, что ВЧТ уже отвечает более чем за половину всего объема торговли на некоторых валютных рынках и рынках долговых ценных бумаг, она преобладает на американских фондовых рынках, отвечает за одну треть дневной торговли по сравнению с менее чем одной пятой в 2005 году.

Быстрые и резкие перемены, принесенные ВЧТ, продолжатся в ближайшем будущем. Прошло всего десять лет с тех пор, как сделки стали заключаться со скоростью меньше секунды; теперь выражение «и глазом не успеешь моргнуть» можно воспринимать буквально. А технологический прогресс обещает еще сильнее ускорить торговлю. Фактически, компании, занимающиеся ВЧТ, уже говорят о «погоне за нулем», то есть о том, что сделки будут заключаться со скоростью, близкой к скорости света. Нужно ли нам радоваться этой тенденции к ускорению? Может быть, торговля со скоростью света перенесет нас в Нирвану свободных рынков?

Сложно ответить однозначно. Спрэды между ценой покупки и ценой предложения падают, что воспринимается как положительный фактор. Но волатильность растет, равно как и склонность к межрыночному негативному влиянию. Нестабильность одного рынка ведет к дестабилизации всех остальных. Что касается ликвидности, на первый взгляд, она кажется глубже, но по данным совместного отчета Комиссии по ценным бумагам и биржам США и Комиссии по срочной торговле товарами США, во время «мгновенного краха» ВЧТ-трейдеры резко сократили ликвидность, усугубив тем самым проблему. Получается, что на их ликвидность нельзя рассчитывать в период стресса - то есть, как раз тогда, когда она нужнее всего.

Регулирующие органы должны выучить свои уроки. Во-первых, их практика мониторинга рынков должна стать на несколько порядков сложнее и быстрее. Также следует внимательнее присмотреться к функционированию так называемых прерывателей (которые помоги Чикагской бирже во время краха), а также предъявлять более жесткие требования к маркет-мейкерам. Эти шаги должны быть тщательно продуманы и выверены до миллиметра, поскольку завышенные требования, к примеру, могут выкинуть маркет-мейкеров с рынка.

Однако, в целом, Холдейн пришел к выводу, что рыночная стабильность снизилась из-за резкого роста объема торговли, а песок в колесах, равно как и камни на дорогах помогают предотвратить новый крах. Получается, что традиционные доводы в защиту американского и европейского рынков капитала не столь аксиоматичны, как предполагалось. Участникам рынка нужно привыкать к новой ситуации и не надеяться на то, что призывы к повышению рыночной эффективности вернут все на круги свои. Без более убедительных доводов они окажутся погребенными под кипами нормативного балласта.

Говард Дейвис, бывший председатель Управления по финансовым услугам Великобритании, заместитель председателя Банка Англии и директор Лондонской школы экономики
Подготовлено Forexpf.ru по материалам Project Syndicate

Популярное содержимое


Main menu


feed_item | by Dr. Radut