Secondary menu

Линии фронта на валютных рынках

forex-front.gif

В последнее время разговоры о валютных войнах на рынке не редкость. Окажутся ли инвесторы заложниками военных действий? Валютные рынки никогда не были скучным местом, но в последнее время этот крупнейший класс активов заставил своих поклонников вздрагивать от неожиданности чаще обычного. Потрясений было предостаточно: от головокружительного падения бывших любимцев среди валют развивающихся стран, таких как бразильский реал, до перчатки, брошенной в лицо инвесторам Швейцарией, когда Центробанк страны провел интервенцию против роста франка, поставив на кон доверие финансового мира и свою безупречную репутацию. Валютные трейдеры с горькой иронией говорят о том, что раз уж Швейцария, всегда и во всем соблюдающая нейтралитет, объявляет войну, дело совсем плохо.

Первым термин «валютная война» в его последней реинкарнации использовал министр финансов Бразилии Гуидо Мантега, говоря о проблемах конкурентоспособности своей страны и других развивающихся рынков. Однако они, в отличие от Банка Швейцарии, использовали скорее партизанские методы борьбы типа повышения налогов на потоки капитала и скрытых интервенций.

Ситуация осложняется тем, что последняя драма случилась в период крупных перемен на валютном рынке. По данным последнего исследования Банка международных расчетов, электронная торговля способствует росту оборотов - за последние три года он вырос на 21%. На рынке спот обороты за тот же период выросли на 50%. В среднем, на валютном рынке ежегодно совершаются сделки на 4000 млрд. долларов. Электронные торги также привлекают новых клиентов, в частности, хеджевые фонды, которые используют быстрые алгоритмы работы, и поэтому ценят глубокую и нескончаемую ликвидность.

Смартфоны и планшетные компьютеры произвели новую революцию; клиенты банков теперь могут торговать прямо на улице, в такси, в ресторане при помощи iPhone. Все это ведет к глобальным переменам в восприятии валютного рынка. «Число инвесторов, которые рассматривают валюты как один из активов и вкладывают в них деньги просто чтобы получить прибыль, неуклонно растет», - считает Адам Коул, глава отдела валютной стратегии из RBC Capital Markets. «Параллельно с этим активно развивается валютное управление среди тех инвесторов, которые инвестируют в другие классы активов».

Меняется не только способ ведения бизнеса, но и время! Валютные трейдеры уже давно хвастают тем, что их рынок безграничен и работает круглосуточно. Это так, но только четыре или пять крупнейших валют предлагаются по хорошей цене за пределами своих региональных часовых поясов. Но и эта ситуация меняется. Если мексиканскому песо или корейской воне все еще не достает ликвидности и, следовательно, хорошего ценообразования вне времени работы местных бирж, ситуация меняется. Валютные рынки, как и другие классы активов, можно условно разделить на две группы, одна соотносится с периодом бумов, которые длились до середины 2007 года и, возможно, до 2008 года, а другие больше подходят для кризисов, которые последовали за схлопыванием спекулятивных пузырей.

До кризиса торговля валютами воспринималась как ставка на макроэкономические показатели. Классическая экономическая теория гласит, что растущие процентные ставки способствуют укреплению валют. Раньше так оно и было. Относительные темпы роста, которые можно трансформировать в политику процентных ставок, также неплохо предсказывали направление движения валют. Другие классические факторы, такие как растущие дефициты торгового баланса, тоже помогали разобраться в ситуации.

Они все еще присутствуют в календарях инвесторов, только теперь им приходится учитывать и множество других неизвестных, влияющих на формирование тренда, в частности, мощную корреляцию между различными классами активов, являются ли они «рисковыми», то есть, ориентированными на рост (например, валюты развивающихся стран, акции и сырье), или безрисковые (такие как золото и швейцарский франк, до того, как Швейцария прикрыла лавочку, и первоклассные государственные облигации).

Чтобы оценить степень влияния этих факторов, достаточно взглянуть на рост доллара после краха Lehman Brothers в сентябре 2008 года. Вместо того чтобы падать на фоне тотального бегства от американских активов (что было бы вполне логично), он взмыл вверх, поскольку инвесторы стремились найти убежище на самом ликвидном рынке в мире. Недавний рост американской валюты обусловлен теми же причинами.

Валюты всегда находились под противоречивым воздействием своей двоякой роли. Первая, основная, но довольно скучная роль в мировой платежной системе. Вторая - это роль самостоятельного актива. Сейчас валютный мир наслаждается и даже упивается ею, вдохновляясь мыслью о том, что, в отличие от других рынков, валютный прекрасно выстоял кризис и ничуть не пострадал. Валютные банкиры, которых раньше их солидные коллеги на рынке акций или облигаций пренебрежительно называли спекулянтами, купаются в лучах славы и всеобщего внимания.

Некоторые говорят о том, что еще три или четыре года назад они не могли уговорить выпускников вузов хотя бы попробовать заняться валютным трейдингом. Теперь же желающих столько, что им приходится многим отказывать. «Люди по-другому относятся к валютам», - считает Коул. «В некоторой степени, это результат падения доходности на других рынках. Люди видят, что прибыли валютного рынка сопоставимы с прибылями в других классах активов, поэтому начинают воспринимать его серьезнее».

Иными словами, когда акции или облигации стремительно падают, или едва заметно растут, инвесторы стараются использовать валютное управление, чтобы хотя бы свести риски к минимуму. Некоторые надеются, что смогут таким образом повысить свои прибыли. Есть инвесторы, для которых валюты являются способом хеджирования. Если евро действительно растет против доллара в унисон с S&P 50, тогда, теоретически, валюты могут стать дешевым способом наращивания «экспозиции» без фактического участия на рынке.

Однако Ричард Ашер, старший трейдер в JPMorgan, не советует сильно полагаться на этот подход. «Мы не раз видели, как участники рынка пытаются хеджироваться при помощи валют, однако, взаимосвязи очень нестабильны. Иногда движения обусловлены процентными ставками, а иногда связаны с динамикой фондовых рынков. О них много говорят, но они недостаточно надежны», - отмечает он, предлагая инвесторам задуматься о возможности долгосрочной игры на понижение доллара. «Сейчас всем нужна слабая валюта, но Штатам нет равных в вопросах девальвации». Если он прав, то рост доллара - это лишь временная передышка, после которой боевые действия валютных войн грянут с новой силой.

Дженифер Хьюс
Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times

Популярное содержимое


Main menu


feed_item | by Dr. Radut